ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ

Шен Бекасов

Банковская потаенна

Управления для Огромных Шефов –

ДЕВЯТЬ МЕСЯЦЕВ

Это было утро солнечного августовского пн..

Я посиживал на собственном рабочем месте и мучительно мучился. Я всегда страдаю в понедельники по утрам. Но мучительно мучиться у меня было две предпосылки.

Во-1-х, я геройски боролся со сном, так как бурное воскресенье завершилось для меня ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ всего только четыре часа вспять. В том смысле, что я свалился в кровать, заснув на лету, четыре часа вспять, а сполз с кровати, так и не проснувшись, полтора часа вспять. Итого сон – два с половиной часа. Организму этого было не достаточно, и он добивался нирваны. Я сопротивлялся вяло ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ.

Во-2-х, в кресле для гостей посиживал мой друг Матвей. Он ожидал меня в этом кресле с восьми утра. Он приехал, чтоб посоветоваться со мной по делу, но ожидание настроило его на лирический лад. Лирический лад у Матвея – это посвящение друзей в его планы личной жизни. Планы эти ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ, обычно, строились на девять месяцев вперед и никогда не отличались оригинальностью, но трогали собственной искренностью и оптимизмом, а поэтому прерывать монолог было святотатством и надругательством над святой дружбой. Оставалось только слушать и мучительно мучиться.

Матвей планировал много, серьезно и со вкусом. О том, какая совместная жизнь его ждет с таковой красотой ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ, как некоторая Катенька. (Девять месяцев вспять была Оленька.) Как они собираются поехать в отпуск на Кипр. (Девять месяцев вспять – в Египет.) Какую трехкомнатную квартиру он желает приобрести. (Девять месяцев вспять – двухкомнатную.) Как он, в конце концов, соберется и уволится к чертовой мамы из этой дурацкой торгово-закупочной ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ компании и отыщет, в конце концов, достойную работу с достойной заработной платой. (Девять месяцев вспять… гм… вобщем, он гласил то же самое.) Я боролся с зевотой, ворочая скулами и хрустя челюстью. Матвей не направлял на мои гримасы никакого внимания. Он вошел в стадию рассуждений «до неплохой жизни два шага» и идеями ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ был уже в наилучшем мире. Но, слава богу, спустя минут 10 эти рассуждения логически привели его к философской теме денежного благополучия, а означает, и к делу, ради которого он приехал ко мне.

– Слушай, я здесь на деньках купил муниципальные облигации, – возбужденно сказал он мне. – Купил, пока дешевенькие. Представляешь, восемьдесят ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ процентов годичных! Если перечесть по курсу бакса… – Матвей зашевелил губками, подсчитывая.

– Ну, и для чего ты их купил? – осведомился я, мрачнея.

– Дык восемьдесят процентов годичных, – поражаясь моей тупости (даром что банкир!), растолковал он. – Ты прикинь, какая доходность!

– А чего ты ко мне пришел, раз уже купил? – осведомился я, мрачнея еще ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ более.

– Дык посоветоваться! – хлопая очами, ответил Матвей, этот броский представитель российского легиона лихих денежных инвесторов. – Приобрести еще на данный момент либо чуток попозже?

– А сколько ты уже купил?

Матвей именовал сумму, которую он издержал на муниципальные облигации. Я пробудился совсем.

– Сколько?! – просипел я.

Матвей повторил. Медлительно и членораздельно.

– Ты ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ что, родительскую квартиру продал? – с подозрением спросил я.

– Да нет, ты что! – попробовал он меня успокоить. – Я средств на работе занял…

Мне стало нехорошо.

– Слушай, молвят, на данный момент акции дешевенькие, – существенно проговорил Матвей, доверительно понизив глас. – Я могу еще занять…

И здесь меня прорвало. Я звучно спрашивал, кто ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ его надоумил брать ценные бумаги на чужие средства. Я раздраженно просил разъяснить, с каких это пор он закончил быть наемным работягой и стал воротилой денежного рынка. Я нервно предлагал посчитать, во что ему обойдется рост курса бакса на каждую копейку…

Нужно признать, мой резкий переход от состояния дремоты ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ к допросу с пристрастием произвел на Матвея неизменное воспоминание. На его лице явственно стало проступать выражение раздраженной растерянности и обиженной досады, каковое бывает разве что у супруга, которому супруга только-только популярно растолковала, что обретенный им на акции распродажи и с гордостью преподнесенный ей в подарок парфюм является не ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ просто дешевенькой, да и еще опасной для здоровья подделкой. Когда я излил первую порцию праведного гнева финансиста, Матвей только ошарашенно вымолвил:

– Дык ты же мне сам говорил…

– Что? Что я говорил? – жестко спросил я, еще не остыв.

– Доходность, – невесело бубнил Матвей. – Облигации… 50 копеек на каждый рубль… Высшая категория ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ надежности…

– Так когда это было? – возопил я.

– В декабре, – шепнул вполне деморализованный Матвей. – Девять месяцев вспять…

Я излил на него вторую порцию праведного гнева, объяснив, что девять месяцев полагается вынашивать малыша, а не решение вбухать уйму средств в ценные бумаги.

– Так что мне делать? – опечалился Матвей.

– Продавать на хрен, – безжалостно ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ произнес я.

– Так эти облигации на данный момент еще дешевле, – испугался Матвей. – Мне же их в убыток продавать придется!

Я не успел ответить. Вошла секретарша и молчком положила на мой стол распечатку из новостные ленты. Заголовок с пометкой «срочно!» говорил: «Совместное заявление Правительства Русской Федерации и Центрального Банка ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ России». Я читал текст, преисполняясь его печальной и пафосной торжественностью. Кризис на глобальных денежных рынках… обострилась неувязка управления муниципальным долгом… безмерным бременем для муниципального бюджета… определенные трудности… приостанавливаются торги на рынке…

– Матюша, – лаского произнес я. – Продавать для тебя уже ничего не придется…

Я поглядел на часы. Было практически 10 часов ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ утра. 17 августа 1998 года, пн.

***

…Матвей рассчитался с долгами только девять месяцев спустя, что закономерно. Совместной жизни с Катенькой у него не вышло, так как она его покинула в октябре 1998 года, когда его уволили по сокращению штатов из настолько ненавистной ему торгово-закупочной конторы. Из-за долгов родительскую квартиру пришлось ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ разменять на нечто еще более скромное.

Планировать он, правда, не не стал. И срок его планов все тот же – девять месяцев. Когда он настраивается на лирический лад, то все так же посвящает меня в перспективы собственной личной жизни. Правда, он не рассуждает больше о «хорошей жизни в 2-ух шагах ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ». И не ругает свою сегодняшнюю работу инженера на молочном комбинате. И умеренной квартиркой собственной как бы доволен…

Но совместную жизнь с некоей красотой он все-же планирует. Зовут ее Юленька, и про Кипр она даже и не заикается. Ей и так отлично.

А тому, что он больше не советуется со ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ мной по делу, я даже рад. И не гласите мне, что денежный кризис – это всегда плохо. Я это знаю не ужаснее вас, а может, и лучше. Я знаю это хотя бы в силу собственных проф обязательств. Но, понимаете, время от времени бывает и отлично. Спросите у моего друга ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ Матвея. Вон он как улыбается…

Беспристрастный ПОВОД Испить

Вот вы спрашиваете, много ли пьют в банке… Можно поразмыслить, что в банках работают не обычные люди, а вечно страдающие от стрессов пьяницы либо, напротив, вечно озабоченные и сосредоточенные на прибылях трезвенники. В банках работают обычные люди! Они пьют мало. Но нередко. Почему нередко ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ? Так как много чужих средств проходит через их руки. И пьют банковские служащие совсем не от темной зависти либо от безмерной ответственности, а от богатства беспристрастных поводов испить. Ну, чего вы ухмыляетесь? Желаете пример? Ради бога!

Понимаете, что такое «непоставка»? Верно: это когда вам должны поставить некий продукт по ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ договору, но не поставляют. Бывает еще ужаснее: то, что вам должны поставить, но не поставляют, вы в свою очередь должны поставить еще кому-то, при этом в тот же денек. А в банке это бывает еще ужаснее: то, что должно быть поставлено и не поставляется, обычно, принадлежит не ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ банку, а его клиенту, который может и обидеться, навыставлять претензий и штрафов, после этого уйти на неизменное сервис в другой банк, попутно растрезвонив всему миру, какие в нашем банке работают дилетанты и бандюганы.

И вот представьте, что мы ждем из другого банка поставки ценных бумаг нашего клиента на ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ несколько миллионов баксов, а эти ценные бумаги в свою очередь ожидает от нас один суровый зарубежный банк… К трем часам денька становится понятно, что ценные бумаги, которые должны были поступить на наш счет в депозитарии, так и не поступили. Ребята из банка-поставщика божатся, что поручение на перевод ценных бумаг выслали ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ, даже их курьер уже успел возвратиться из депозитария с распиской о приеме поручения… Я звоню в депозитарий, где молвят, что никакого поручения не получали… «Кто-то из их нам мозги полощет,» – выдвигает предположение мой зам по расчетам. «Непоставка!» – шепчет начальник отдела интернациональных операций, которому очень не охото разговаривать ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ с суровым зарубежным банком. В те 5 минут, пока я напряженно размышляю, что делать, произносится еще много различных слов в адресок банка-поставщика и депозитария, но ни 1-го по делу. И ни 1-го солидного.

Я не буду утомлять вас нервной историей о том, как мы в испарине разыскивали эти чертовы ценные ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ бумаги. О том, как готовились брать кредит под безумные проценты, чтоб на эти средства накупить на открытом рынке по безумным ценам столько же и таких же ценных бумаг, которые потерялись. О том, как мой зам ездил в депозитарий хватать за грудки местных операционистов, а начальник отдела интернациональных операций ездил ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ в банк-поставщик хватать за грудки их курьера. О том, как в тот денек мы истратили триста баксов на истерические дискуссии по мобильникам. О том, как я опустошал собственный словарный припас британского языка, разъясняя английским сотрудникам, что все в порядке и они не лицезреют ценные бумаги на ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ собственном счету по чисто техническим причинам. О том, как наш клиент опустошал собственный словарный припас непреличного российского языка, прося меня показать пальцем, кого конкретно из собственных служащих я отдам ему на собственноручное растерзание…

Чем все завершилось? Мой зам по расчетам поэтому и является моим заместителем, что умеет хватать за ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ грудки. Выяснилось, что курьер передал поручение под расписку операционистке депозитария, у которой внезапно захворал ребенок, из-за чего она резко рванула с работы… Не знаю, как это вышло, но поручение оказалось у нее в сумке, с которой она и понеслась домой к драгоценному чаду… Этот документ, стоивший несколько миллионов ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ баксов и несколько млрд наших нервных клеток, она нашла у себя в сумке только под вечер и в состоянии остолбенелого испуга позвонила на работу, откуда позвонили уже нам. Мой зам показал каскадерские чудеса вождения автомобиля, в течение получаса доставив поручение из окружного микрорайона в депозитарий, а потом показал недюжинную силу убеждения ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ, заставив депозитарий принять поручение к выполнению после окончания рабочего денька. Благодаря тому, что с Лондоном у нас трехчасовая разница во времени, мы успели.

В кабинет мой зам возвратился в девятом часу вечера с большой бутылкой виски. «В депозитарии дали,» – лаконически растолковал он.

Ну скажите мне, разве это не был ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ беспристрастный повод испить?

И это я еще не поведал вам, какие конкретные поводы нам дают ошибки трейдеров, риск-менеджеров, бухгалтеров, юристов, переводчиков, секретарей и многих других представителей нашего славного банковского коллектива… Изредка пить не выходит.

ЗВЕЗДЫ

Раз уж я упомянул собственного зама, да к тому же в связи ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ с выпивкой, то не могу не поведать об одной истории, с ним приключившейся. Не беспокойтесь, история очень маленькая, но для меня и моих коллег незабвенная.

Моего зама по расчетам зовут Юра. Редчайших возможностей человек – соединяет внутри себя философское отношение к жизни и умение решать определенные задачи. Мне всегда казалось ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ, что лирику он не любит. Его нервная работа, которая просит умения агрессивно разговаривать с людьми, не содействует развитию лирического начала и созерцанию красивого. Но Юре это в один прекрасный момент удалось.

В очередной раз по окончании напряженного рабочего денька Юра возвратился с ответственного задания (которое он, кстати, с блеском выполнил ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ) с бутылкой водки. «Клиент отдал в символ благодарности,» – объяснил он. Мы с энтузиазмом приступили к осмотру бутылки и этикетки, так как лицезрели такую водку в первый раз. Называлась она «Южная», на этикетке, выглядевшей даже очень дорого, был изображен некий орнамент в духе буйного абстракционизма, но больше всего нас обременил ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ задачей странноватый осадок на деньке бутылки – что-то вроде темного графитового порошка.

– Это что за фигня? – в конце концов озвучил наше недоумение Серго, начальник нашего отдела продаж.

– Антибактериальный порошок, – неуверенно представил кто-то.

– В водке? – с колебанием проговорил Серго. – Какие бактерии могут быть в водке?

– Может, какая-нибудь ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ деликатесная приправа? – выдвинул новейшую догадку трейдер Женя-большой. (У нас два Жени, оба – трейдеры. Женя-большой вправду отличается массивными габаритами, а Женя-маленький вправду щуплый и невысок ростом.)

– Как перец в горилке, – добавил Женя-маленький.

– На этикетке ничего про порошок не сказано, – хмуро увидел Юра.

– Ни фига вы не смыслите ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ в водке, – безапелляционно заявил Серго. – Вы что, не понимаете, сколько на данный момент паленого спиртного продается? Мой друг Вася с супругой ездил в Крым, с друзьями приобрели там водки, хлебнули и наступил пушной зверь…

– Пушной зверь? – не сообразил я.

– Песец, – кратко растолковали мне.

– Оказалось, что метиловый спирт, – продолжал ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ леденить нам душу Серго. –Вася с ребятами тоже задумывались, что такое угрожает только бомжам да пьяницам, но же достало и их тоже. Один юноша ослеп на хрен…

– Да брось ты, – перебил его мрачнеющий Юра. – Не стал бы клиент мне технический спирт подсовывать…

– Давайте, давайте, – устрашающе бурчал Серго. – Вася тоже ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ похихикивал, а позже под капельницей…

– Заткнись, Серго, – поморщился я. – Все настроение попортил.

Денек, но, вправду выдался тяжкий, и настроение испить было существенно посильнее опасений, навеянных байкой Серго. Экзотичную «Южную» раскупорили и, стараясь не взбалтывать бутылку, чтоб не беспокоить неизвестный осадок, распили. Водка всем приглянулась, и Юра, не обращая внимания ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ на стенания Серго, допил ее остатки вкупе с осадком.

В расслаблении нуждались многие из нас, а поэтому достали из запасников (то бишь из моего сейфа) еще пару бутылок виски. Кажется, это была пятница, потому мы себя особо не ограничивали. Юра по праву заслужил истинной релаксации, и я не стал брюзжать ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ по поводу того, что его, практически провалившегося в сон, пришлось укладывать спать прямо на диванчике в переговорной комнате. Оля, наш рачительный офис-менеджер, даже плотно сдвинула створки жалюзи на окне, чтоб Юре не мешал броский прожектор на крыше примыкающего строения, и плотно закрыла дверь.

Уже в двенадцатом часу, когда ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ уже практически все разошлись по домам, весь этаж вдруг пронзил стршный крик. Мы застыли. Из переговорной послышался грохот раскидываемой мебели, а потом хруст и лязг. Спустя несколько секунд мы ворвались в комнату, где, как нам казалось, не должно было происходить ничего более гулкого, чем мерный Юрин храп.

Хотя в комнате ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ свет был выключен, мы в полумраке узрели последующую картину.

Большой стол, всегда казавшийся мне незыблемо томным, был чуть не сметен к стенке. Пара стульев была опрокинута. Жалюзи с мясом были вырваны из карниза и валялись на полу аморфной грудой. Окно было распахнуто настежь. У окна стоял Юра. Он в ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ напряженной позе высунулся наружу, направив взор куда-то ввысь.

Мы подошли ближе и, бросая вопросительные взоры друг на друга, тоже стали пялиться в окно. Там не было ничего увлекательного. Там было мрачно. Прожектор на примыкающем доме издавна уже погасили, а в переулок, куда выходило окно, свет ярчайших ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ огней Москвы не попадал.

– Юра, ты чего? – осторожно спросил я.

Юра медлительно повернул голову. Его лицо выражало настоящее счастье. Он указал пальцем ввысь и шепнул:

– Звезды…

Я поглядел на клочок неба, видневшийся из окна, и рассмотрел несколько слабо мерцавших звезд. Здесь до меня дошло, и я захохотал, еще больше возбудив ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ тревожное недоумение коллег.

Может быть, я был опьянен и благодаря этому ухитрился как-то стремительно сообразить. Ребята, в конце концов, Юру можно было осознать! Что он был должен представить, выпив необычной водки под ужасную историю о злосчастном парне, ослепшем от метилового спирта, а потом проснувшись и открыв глаза в ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ кромешной мгле переговорной комнаты? Его паника и слепые метания в неведомом ему помещении были естественной реакцией на ужасную гипотезу. Логично, что в окружавшей его тьме только смутно видневшиеся в небе звезды привели его в чувство облегчения и лирического экстаза…

С того времени Юра стал чаще посматривать на ясное ночное небо, предаваясь ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ созерцанию величавого вида…

СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ

Летняя ночь. Тихо. Горячо. Душно.

Дилинг – это место, где деньком за терминалами идет война на открытом рынке, где ожесточенно стучат по кнопкам трейдеры, совершая сделки по поручению клиентов и пытаясь «срубить» спекулятивную прибыль… А ночкой тут тихо. Только серверные компы немного гудят охлаждающими ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ вентиляторами да шуршат магнитными дисками…

Единственное место на дилинге, которое ночкой работает, – это так именуемый «форекс-деск». Что же все-таки это такое? Это часть дилинга с терминалами «Рейтер Дилинг 2000», через которые ведут торговлю на международном денежном рынке. Интернациональный денежный рынок особенен тем, что торговой компьютерной сетью таких ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ терминалов связаны тыщи банков по всему миру, от Токио до Сан-Франциско, а поэтому торговля глобальными валютами идет круглые сутки. Этот рынок никогда не дремлет. К примеру, если хочешь заключить сделку, когда в Америке рабочий денек, изволь быть на рабочем месте с 5 вечера до 7 утра…

Потому что ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ у нас есть клиенты, которые желают поторговать какой-либо СКВ обязательно среди ночи, то у нас на «форекс-деске» ночкой всегда дежурит трейдер. Да, это мучительно, но сервис есть сервис.

Сейчас дежурит Макс. Ему тяжко. Он знал, что будет дежурить, знал, что ему выходить в ночную смену, но вчера был беспристрастный ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ повод испить. Потому этой летней горячей ночкой ему тяжко. И кондюк тут бессилен.

Уже 3-ий час ночи, и ни 1-го звонка от клиентов. Макс крепится, но организм утомился и вероломно включает био часы обычного человека, ведущего дневной стиль жизни. Не спать… Не спать! Спать? Нет, не спать! Не ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ спать? Нет, спать… Другими словами не спать… Либо… Хр-р…

Гул в ушах! Нет, трель в мозгах!

– Кхм! Алло?

– Хорошей ночи!

– Угу, слушаю…

– Это клиент 20 два пятнадцать. Я бы желал выяснить котировочку фунта против иены…

Взор на часы. Три 40. Черт, глаза слипаются… Взор на монитор. Спрос – 100 70 6 целых 50 две ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ сотых. Предложение – 100 70 6 целых шестьдесят девять сотых…

– 50 два на шестьдесят девять…

– Что-что? Один фунт 50 две иены?!

– Кхм! Это сотые.

– А сколько целых?

– Столько же, сколько и всю последнюю неделю, – 100 70 6.

– А! Ага… На данный момент, погодите, я прикину…

– Вы будете сделку делать?

– Минуточку! На данный момент, я прикину… Я повишу на полосы, можно ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ? Мне здесь подсчитать необходимо…

Молчание.

– Алло?

– Гм? А, да висите, висите… Считайте там, что желаете…

Проходит целых две минутки. В трубке слышится только бормотание клиента 20 два пятнадцать: «Так… Ага… Это уровень поддержки… Если заложиться против тренда… Как раз ставки подняли… Закрыть позицию по евро… Ага… Как раз ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ на данный момент самое время…» Глас клиента крепнет и даже чуток дрожит от предвкушения успешной сделки. Клиент бодро произносит:

– Алло?

Молчание.

– Алло-о!

Молчание.

– Эй, там, на дилинге!

В голосе клиента слышится легкая растерянность. Он бурчит сам для себя под нос:

– Черт, если он отошел, мог бы предупредить…

Ожидание продолжается секунд ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ 30, а позже опять:

– Алло!

Клиент уже теряет надежду, но здесь в конце концов он слышит в трубке:

– Кхм!

– Алло! – отрадно вскрикивает клиент. – Заявку на сделку примите!

В ответ раздается:

– Хр-р…

– Алло? – не верует своим ушам клиент.

– Хр-р… – подтверждает Макс.

– А… Ой, – как-то совершенно ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ потерянно бурчит клиент.

– Хр-р… – жизнеутверждающе храпит Макс прямо в микрофон трейдерского телефонного гарнитура, который нацеплен на его склоненную набок голову.

Клиент еще несколько раз без интереса произносит «алло», а потом аккуратно дает отбой. Нередкие гудки в правом ухе Макса умопомрачительно гармонируют с ритмом его храпа. Больше никто в эту ночь его ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ не волновал. Либо поэтому, что все спали, либо поэтому, что Макс так никогда и не пробудился до прихода утренней смены.

Звуковой файл с записью этого лаконичного диалога Макса с клиентом 2215 длительно бродил по нашей внутрибанковской компьютерной сети, опережая по популярности многие музыкальные хиты в цифровом формате. По ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ общему воззрению, этот телефонный диалог мог бы стать собственного рода шедевром авангардной драматургии и стать основой для недлинной радиопостановки.

А клиент 2215 притащил позже Максу бутылку коньяка. Оказывается, заснув и не приняв от клиента заявку на сделку, Макс тем практически выручил того от роковой ошибки и разорения. О чем это гласит? О ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ том, что наши трейдеры всегда хлопочут о клиентах. Даже во сне.

НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ

Кстати, о войнах на дилинге…

Без пятнадцати минут 6 вечера. Я утомился и желаю домой. Выхожу из собственного кабинета в дилинг. Бросаю ленивый взор на «форекс-деск» и цепенею.

Вокруг мониторов очевидно больное ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ столпотворение. Остервенелые лица трейдеров. Грохот кнопок. Треск щелкающих «мышек».

– Черт, у меня здесь все падает…

– Не успеваем, ребята, не успеваем!

– Шевели пальцами, Макс!

– Проиграемся же на хрен…

– Заткнись, лучше помоги!

– Да, братцы, вас загасят…

– А ты иди отсюда, не мешай работать.

– Нет, у вас тут увлекательнее…

– Сколько у тебя еще в ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ припасе?

– Да парочка, не больше…

– Не много!

– Сам знаю, что не много. Что я для тебя, морду их, что ли?

– Макс, если так и будешь запаздывать, лишу премии!

Я медлительно приближаюсь к месту жестокой битвы. Я даже боюсь полагать, что вышло. Европейский Центральный Банк взвинтил процентные ставки… Центральный ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ Банк Стране восходящего солнца девальвировал иену… Глава Федерального Резерва США Алан Гринспен объявил, что баксу хана… Другими словами, кризис на международном денежном рынке!

Наши доблестные трейдеры ловят ветер фортуны в разразившемся финансовом шторме. С мужественной решимостью они кидают в бой резервы. Сделка за сделкой… Успеть реализовать, успеть приобрести… Минус ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ два миллиона, плюс три миллиона… Открыть позицию, закрыть позицию… Момент правды для трейдерского мастерства!

С чувством невольной гордости и некого восхищения я присоединяюсь к зрителям щекочущего нервишки действа под заглавием «валютный дилинг». Вглядываюсь в монитор… и ничего не понимаю!

Где окно терминала «Рейтер Дилинг 2000»? Где скачущие ряды ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ цифр и условных обозначений глобальных валют? Где всплывающие дилинговые коды банков и клиентов? Где сменяющие друг дружку реквизиты банковских счетов?

Заместо этого – сумрачные подземелья, шарахающиеся монстры, дымящийся ствол пулемета, лужи крови и трассирующие очереди из всех видов стрелкового орудия…

– Вано, обходи его с тыла!

– Сколько у тебя осталось?

– Да ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ пустой я! Ни патрона!

– Гаси этого гада!

– Макс, шевели же клешнями! Не видишь, что меня окружают?!

Сетевая компьютерная битва в самом разгаре. Трейдеры перевоплотился в основных героев или «Doom 2», или «Quake 2», или еще некий престижной на данный момент игры-"стрелялки"… Остервенелые лица трейдеров. Грохот кнопок. Треск щелкающих «мышек»…

– Играют с отделом ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ технической поддержки, – объясняют мне в массе зрителей. – На три бутылки коньяка.

Я облегченно вздыхаю. Нет никакого кризиса на мировом денежном рынке! Все в порядке. Успокоенный, я возвращаюсь в собственный кабинет.

1-ая идея разогнать этот игровой клуб к чертовой мамы и лишить всех премии отметается как деструктивная и вредная. Я ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ знаю, что произнесут в свое оправдание трейдеры. Это тренинг, произнесут они. На скорость реакции. На моторику пальцев. На психическую устойчивость. На волю к победе и рвение к успеху. Ибо война с чудовищами из отдела технической поддержки – это как маневры перед войной с соперниками на открытом рынке. Кто ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВОД ВЫПИТЬ резвее, кто ловчее, кто хладнокровнее, кто целеустремленнее – тот и одержит победу.

Ну что здесь сделать возражение? На войне как на войне.


stat.txt
obekti-finansovih-otnoshenij-fondi-denezhnih-sredstv.html
obekti-gosudarstvennogo-upravleniya-v-administrativnih-pravootnosheniyah-i-ih-vidi.html